kozonty (kozonty) wrote,
kozonty
kozonty

Categories:

Там, где сливаются океаны. Город у Столовой горы

 Часть 7

Город у Столовой горы


И вот, наконец, Кейптаун, «Город на краю континента». Мне не
показалось это таким уж удачным названием. Во-первых, он не
крайний, даже мыс Доброй Надежды – не самый край континента, другой
мыс, Агальяс, находится еще южнее. Во-вторых, такой красивый, я бы
сказал, красивейший индустриальный город, застроенный даже в
скалах, ухоженный – и вдруг «крайний». Омываемый двумя океанами,
прикрываемый Столовой горой и взирающий на бескрайние водные
просторы, распахнутые вплоть до далекой Антарктиды, холодное
дыхание которой доходит сюда вместе с волнами Бенгальского морского
течения.
Небоскребы на приморских бульварах, верфи, порты, музеи,
памятники, свидетельствующие о колонизации этого края и
проникновении сюда современной цивилизации. Мне представляется, что
варварство и цивилизация понятия связанные: сама колонизация –
варварство. Впрочем, «индепенденсия» (независимость) здесь выглядит
таким же варварством. Я побывал во многих странах накануне и после
обретения независимости и нагляделся на весь послереволюционный и
даже «постперестроечный» хаос и неразбериху... и грязь. Можете
поверить, не только в Африке, у нас в Москве после падения
«советов» и победы «демократов» было столько грязи, что многие
боялись вспышки эпидемии. Могу засвидетельствовать, что не только
на окраинах города, в самом центре стояла вонь: чтобы перейти с
Красной Площади к гостинице «Россия», люди перелазили перила,
запрещающие переход улицы, потому что через подземный переход надо
было бежать, закрывая нос! Могу добавить, что в этом Москва не
одинока, и без революций в парфюмерном Париже местами преобладают
все те же запахи…
Здесь, в Кейптауне, чернокожие бомжи спят в некогда красивейших
парках, там же делают «свое черное дело» – невозможно подойти к
памятникам и прочесть, в честь чего или кого они сооружены. К
одному из памятников в городе Дурбане я все же пробрался: красивая
мраморная леди – Императрица Великобритании, как гласила
позолоченная надпись. А рядом грязноватой краской кривыми буквами
выведено: «Вы нас, черных, эксплуатировали, теперь же мы вас»… и
следует заборная надпись. И это в центре, прямо перед одним из
административных зданий города. И все-таки величие города в целом
сохраняется, хранят его небоскребы, парки, музеи.
В молодом революционном энтузиазме лидеры освободительного
движения, стремившиеся побыстрей забежать всем гамузом в коммунизм,
зрелища сделали бесплатными – парки, стадионы, кино, театры, музеи
(как на Кубе в первое время). Я только недавно прочел в биографии
Табу Мбеки, нынешнего президента ЮАР, что он учился в Международной
Ленинской школе, где мне приходилось работать… В этой московской
школе мы готовили будущих лидеров «мировой революции». А чем это
кончилось для мира и, в первую очередь, для нас?
Среди музеев города самый значительный, как мне кажется, «Музей
двух океанов». И чего же там только нет. Есть все, что есть в самих
океанах, или почти все. И все это движется вокруг тебя. Как так?
Дело в том, что места для обзора расположены в центре маленького
музейного океана – маленького по сравнению с самим океаном,
музейный измеряется сотнями метров. Стены сделаны из стекла и
бетона, и ты можешь наблюдать обитателей морей и океанов
непосредственно. Они проплывают рядом с тобой, под тобой, когда
глядишь вниз, и над тобой, если посмотришь вверх. Все, от мала до
велика, за исключением самых-самых, я имею в виду китов. И понятно,
держать таких гигантов в искусственных условиях вряд ли возможно,
им даже в океанах стало неуютно. Недавно один из них выбросился на
берег недалеко от Ангольского города Бенгелы, где я пребываю вот
уже более десяти лет. И единственное, что смогли сделать местные
«океанологи», это выделить скелет и увезти в национальный музей. Ни
одной статьи, ни одного материала о том, что же происходит с нашими
морями и океанами.
«Музей двух океанов» – это что-то вроде подводного Диснейленда,
только он представляется менее коммерциализированным и более
научен, если так можно выразиться.
И все же главной, я бы сказал, дивной примечательностью города
является Столовая гора (Табле Моунтаин), что делает Кейптаун еще
одной туристической Меккой, одним из восьми самых посещаемых
городов мира. У меня же к этой горе особые симпатии, и не только
потому, что я люблю горы – в них я родился, вырос, они меня
вскормили. В годы войны, да и не только, мы собирали травы и плоды,
чтобы как-то выживать. Я лишь теперь понял, что то было самое,
которое только есть на нашей контаминированной земле, лучшее
питание. В горах мы возмужали, работая на крутых склонах. И, кроме
того, гора с одноименным названием находится на северном склоне
водораздельного Кавказского хребта – Столовая гора возле
Владикавказа, которая видна из всех районов города. Мне
посчастливилось в свое время любоваться ею прямо из моего двора.
Наш «Табле моунтаин» намного выше, Столовая гора у нас разноцветная
в зависимости от времени года, дня и погоды. Особенно красивой, в
чем-то даже мистической, она видится в солнечную погоду или ранним
утром после свежевыпавшего снега… какая-то святая светло-синяя
белизна. Зато у южно-африканской Столовой горы площадь плоской
вершины намного больше, это своего рода «высокогорное плато», что
позволяет бизнесменам от туризма расположить там все, или почти
все, что можно встретить в городе: кафе, рестораны, магазины, где
высокое качество товаров соревнуется с ценами. В этом соревновании
последние выигрывают, причем с многократным преимуществом.
Единственное, что не является предметом бизнеса – это парк-
заповедник высокогорной фауны и флоры. Там, в отличие от нас, к
высокогорным эндогенным и реликтовым растениям относятся с большим
интересом и заботой, которые с пониманием разделяют и международные
организации, в частности, ЮНЕСКО, объявившая высокогорный парк
«патримония мундиал» (общемировым достоянием). Но и здесь
сказывается антропогенная деятельность – пусть даже и оказывается
из гуманных побуждений. Несмотря на строгий запрет туристам кормить
животных, они так испортили маленьких тушканчиков, самых
многочисленных обитателей парка, что те перестали пастись и сидят
рядами на заборах, на окнах, у дверей, рядом с вахтерами и ждут,
когда выйдут люди из ресторана и что-нибудь подадут.
Нам бы такая «патримония» не помешала, нам бы такое организовать,
было бы интереснее, а мы… Кавказскими горами в далеком Санкт-
Петербурге интересуются больше, чем мы сами. Ученные-биологи из
Ленинградского университета еще в далекие и трудные послевоенные
годы имели свою научно-экспериментальную базу в высокогорном селе
Ерман, что недалеко от Къельского озера. А мы строим в горах только
базы отдыха (чуть не сказал «бордели»).
У здешней Столовой горы склоны в основном вертикальные, и поэтому
гора кому-то может показаться чуть ли не противоестественной.
Огромные, стометровые глыбы расположены друг над другом, как камни
в наших башнях (особенно это хорошо видно со стороны Атлантики),
что некоторых приводит к выводу о том, что гора – творение некой
«невидимой руки». Судя по всему, намекают на самого Творца. Прямо
на одной из этих глыб вырезан третий стих сто одиннадцатого псалма:
«Все деяние Господа славно и прекрасно».
Великим творением, но на сей раз руки видимой является так
называемая «Кабле кар» – канатная машина, которая поднимает тысячи
туристов на тысячеметровую высоту. Средство, доставляющее таким
образом пассажиров, у нас называют «вагонеткой», здесь же это слово
будет звучать оскорблением. Здешняя и в самом деле – канатная
машина, большая, под стать вагону поезда. Красивая, уютная,
комфортная, светлая и, что необычно, вращающаяся. Чтобы лучше
видеть скалы, долины, океаны и город у подножья. Город так близко
расположен от склона, что от камнепада его защищают сложные
технические сооружения. Так, совсем близко от Столовой горы
расположен знаменитый Кейптаунский университет, где всемирно
известный хирург, профессор Кристиан Бернар, впервые в истории
медицины совершил пересадку сердца человеку, больное сердце заменив
здоровым.

Спустился я с этой головокружительной высоты в город, в
многомиллионный cити со всеми его проблемами и заботами...
Глобальные проблемы человечества: воины, болезни, бедность,
демография, экология, а теперь, вот, и терроризм. Проблемы, которые
прямо или косвенно, так или иначе проявляются в любом городе, в
любом поселке мира. Эти проблемы неестественны, ненатуральны,
искусственны…
Наутро, взяв курс на север, к «родным» берегам, долго глядел я
wepeg иллюминатор самолета на землю, на ее грешные города и села, и
думал, где же и когда родится новый доктор Бернар, который бы начал
операции не на сердце, а по пересадке мозга, по замене больного
мозга здоровым – в этом человечество нуждается куда больше, с этим
оно долго не протянет...
Журнал "Дарьял"
Кейптаун-Москва-Владикавказ. Март 2004г
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Tags: Аланы, Африка, Воспоминания, Осетия
Subscribe

  • Воспоминания

    Мои дорогие друзья! Благодарю вас за теплые письма и комментарии. Как я уже говорил, к сожалению, сложившиеся обсстоятельства не позволяют мне…

  • Там, где сливаются океаны. Страусиная ферма

    Часть 6 Страусиная ферма Возвращались мы не по прибрежной, а по центральной трассе, чтобы познакомиться с жизнью местных аборигенов. Аборигенами…

  • Там, где сливаются океаны. На Мысе Доброй Надежды

    Часть 5 На Мысе Доброй Надежды После падения Константинополя в 1453 году турки захватили все основные морские и наземные торговые пути, включая и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments